Автор: Олег Ракшин

Вежливый комиссар

Чего можно добиться отчасти наганом, но, в основном - добрым словом
1919 год. Елец. Город и уезд только что пережили опустошительный набег. На этот раз территорию бывшей засечной черты разорили не рейтары или польские гусары, а казаки атамана Мамонтова. За всем происходящим наблюдал писатель Михаил Пришвин - один из немногих тружеников литературного творчества, кто остался на тот момент в стране.
Пришвин был человеком своеобразным. Мы-то с вами знаем его как автора произведений, воспевающих красоту русской природы. Всё так. Но современники видели в Михаиле Михайловиче специалиста по русским сектам, путешественника, лауреата серебренной медали от Русского Географического Общества и человека с чрезвычайно сложным характером. Ну, что сказать? Творческая личность.

Эта сложность характера вкупе с огромной любознательностью и авантюризмом в годы Гражданской войны могла дорого стоить певцу русской природы и сектантства. В том же Ельце Пришвин, выросший в семье старообрядцев, отказался показывать киргизам - "белогвардейцам" крестик и был чуть не расстрелян как еврей. Во время наступления "красных" Михаил Михайлович всё время находился в гуще событий. Это было опасно и, в то же время, позволяло ему фиксировать порой страшную, а порой и забавную правду Гражданской войны.

Вежливый комиссар

По дороге бесконечной вереницей плетётся колонна красноармейцев. Люди идут давно, издалека - бойцы страшно устали. За военными наблюдает Пришвин и какой-то мужик на телеге. От колонны отделяется группа красноармейцев, окружает телегу и вежливо, очень вежливо просит отдать транспортное средство в фонд революции: "Товарищ! Пожалуйста, освободите телегу. Раненным очень нужно! Пожалуйста, товарищ!"

Наверное, если бы экспроприация проходила бы по классической схеме - с ненормативной лексикой и угрозой оружием - мужик безропотно подчинился бы. Но тут - "пожалуйста, товарищ"... Крестьянин натурально ошалел и начал орать матом на красноармейцев. Вежливые люди ругань терпели и продолжали упрашивать: "Товарищ, пожалуйста...".

В какой-то момент к группе подошёл серьёзный человек. По всему видно - комиссар. Послушал, вздохнул, вытащил из кобуры наган и ткнул дулом в брюхо крестьянину. Все замолчали. Некоторое время комиссар гипнотизировал мужика взглядом, затем спокойно произнёс:

- Товарищи, да это же - кадет.

Бойцы пригляделись. И так же спокойно друг другу:

- Хм, действительно кадет. Да, точно - кадет...

Комиссар кивнул и уточнил:

- Товарищ, так вы кадет?

Мужик охнул, побледнел и слез с телеги. Вежливый, спокойны тон большевиков и страшное слово "кадет" окончательно его добили
.
Пришвин тогда подумал: "Надо же. Прошёл всего год, а они многому научились. Пожалуй, у них может и получиться".
Комментарии для сайта Cackle
Made on
Tilda