Игорь павлович

«Белая лошадь», кекуры и макаавасы

Краткий обзор неучтённых памятников культурного наследия Самарской области
Данная работа является продолжением исследований автора, частично отраженных в докладах и статьях: «Фольклорный материал как источник информации о местных достопримечательностях», «Региональное краеведение и неучтенное культурное наследие».

«Белая лошадь»

В середине 80-х годов ХХ столетия байка о заброшенном древнем городе, находящемся в районе истоков реки Уса, привела автора к «открытию» группы фигурных камней (возможно самородных природных конкреций, а возможно древних артефактов), образующих капище Белой лошади. Эти фигурные камни местным жителям были известны довольно давно. Более того многие из них, даже пользовались «услугами» капища для достижения вполне практических целей.
Капище Белой лошади
Несколько фигурных камней представлены на рисунке 1 – коллаж, панорамы поляны с фигурными камнями, находившейся в 2,5 км к западу от села Смолькино (Сызранский район Самарской области).
Исследования, которые автор в своё время проводил в этом месте, а также тщательный анализ собранной информации проведенный к.т.н. С.А. Самаровым и к.ф-м.н Д.Ф. Китаевым, позволяют считать данную совокупность камней самым настоящим астро-инженерным комплексом древних. К сожалению, комплекс сегодня варварски разорён. Все камни вывезены в неизвестном направлении.
Капище Белой лошади
Центральная фигура капища — «Белая лошадь»
Милиция отказалась заниматься их поиском, так как комплекс этих фигурных камней нигде на учёте не состоял. Впрочем, как показывает анализ литературы – проблема сохранения деревенских святилищ сегодня стоит чрезвычайно остро.

Любопытен психологический анализ информации связанной с этим объектом. В начале XXI века интерес местных жителей к этим камням имел резко выраженный возрастной характер. Складывалось впечатление, что всю последнюю треть века данный объект (капище) посещался редко, а сами камни если и изучались, то лишь силами отдельных энтузиастов.

После «исчезновения» фигурных камней с поляны капища, изучать что либо в данном урочище стало весьма затруднительно. Более того интересно отметить, что очень быстро у местных жителей практически полностью утратилась память об этих камнях, а также связанных с ними событиях.
Три солнца
Прорисовка солярных символов на поверхности «Белой лошади»

Кекуры

Еще один неучтенный культурный объект, вызвавший повышенный интерес автора – это группа каменных столбов (кекуров или гурий), обнаруженных на одном из безымянных участков Самарской Луки парапланеристом фотографом-краеведом В. Я. Пылявским.

Подробное описание данного объекта, а также фотографии, сделанные непосредственно на местности, приведены в авторских работах: «Фольклорный материал как источник информации о местных достопримечательностях» и «Темные маяки в современной реальности Среднего Поволжья».

В 2007 году находясь на этой равнине, автор действительно видел группу каменных столбов, расположенных шагах в двадцати друг от друга и находящихся в различной степени сохранности. От большинства каменных столбов в этом месте, сохранились лишь отдельные кучки больших камней, предположительно некогда находившиеся в их основании. Число этих куч варьировалось от восьми до десяти (смотря как их считать, предполагая что одна куча это один разрушенный столб).
Кекуры Самарской луки
Долина кекуров на Самарской Луке. Фото Виктора Пылявского
Кем, когда и зачем были возведена эта цепь кекуров? Однозначного ответа у автора сегодня нет. Впрочем, также как и ответа на вопрос, а на чем собственно основывалась система, образованная/составленная из каменных столбов, как собственно ее правильно называть и зачем вообще ее было возводить?

Также автор не берется точно оценить трудоемкость сооружения даже одиночного столба кекура, но ему представляется, что она весьма велика. И если даже не оценивать время и труд, затрачиваемые на сбор в ближайшей округе достаточного большого количества камней (или их транспортировку откуда-то еще), то само возведение подобной конструкции крайне трудоемко и организационно сложно.
Кекуры Самарской луки
Игорь Павлович рядом с кекуром
В 2007 году автор и еще трое его добровольных помощников в течение почти двух часов пытались восстановить, один частично разрушенный кекур. Двое держали, а двое укладывали камни в слои-уровни. Причем для этой цели использовались уже имеющиеся камни, и при этом даже они тщательно отбирались. Но получилось возвести только три уровня. Уже на следующем уровне вся конструкция начинала «играть». Нижние и средние камни выскальзывали из своих мест и соответственно все выше сложенные уровни начинали разваливаться, а мелкие камни сыпались во все стороны.

После вышеописанного эксперимента автору стало вполне очевидно, что воздвигать подобные сооружения, причем без скрепляющего раствора, могли лишь люди, обладающие повышенной чувствительностью к форме и месту размещения камня, с фантастической ловкостью и невероятным терпением. Причем большим числом людей эту задачу было также не упростить в ее решении, им просто негде было бы тут развернуться. И все это только при возведении одного каменного столба, а их тут изначально имелось не менее десятка, а возможно по некоторым оценкам и значительно больше.

С точки зрения автора, все выше изложенное, скорее всего, свидетельствует, что для «строителя или строителей» данной системы (образованной каменными столбами кекурами) – она была чем-то крайне важна и он/они имели соответствующую возможность, а главное время для ее возведения.

Макаавасы

Третий неучтенный культурный объект Самарской области в какой-то степени перекликается со вторым. В начале 80-х годов ХХ столетия в областном архиве Самары (в то время город именовался Куйбышев) автором была найдена папка материалов, собранных еще в начале ХХ века действительным членом императорского общества археологии и этнологии Ф.Т. Яковлевым. В ней хранились как его личные записи и зарисовки, так и многочисленные пожелтевшие вырезки из старых городских газет и имперских журналов.

Часть найденного вполне могла быть отнесена к теме необычного, например, легенда о световых столбах, отмечавших «места где исчезают», предания о падающих звездах «салтар упре» или запретных к посещению старых каменных домах «киве чул сурт», зарисовка фигурки макааваса и т.д. Но сожалению подобного материала, было не так уж и много, а главное большая его часть не имела точной географической привязки к местности.

В папке имелась следующая характеристика: «Суеверия и верования в губернии весьма обширны…» и запись о кекурах: «Часто невежественные крестьяне жалуются на свой страх перед большими черными столбами. Зачастую последние оказываются сложены из природных камней. Иногда их называют гурий, иногда кекуры или маар/маары. Вместе с кумирами, или по простонародному выражению болванами (каменными бабами) они составляют неясное наследие прошедших времен». Также в папке хранилась зарисовка странной фигурки макааваса и указывалась ее связь с местным озером Семиз-кюле (ныне с ним соотносится Голубое озеро. Голубое озеро в СССР - 25.09.1967 г. было объявлено региональным природным памятником).

Ф.Т. Яковлев писал: «Можно ли отнести фигурки макаавасов к разновидности культовых кукол «панки», «иерех» или это нечто другое, стоящее ближе к преданиям о водяных человечках ичеткии?»

Похоже при своей жизни исследователь ответа на этот вопрос так и не нашел. Впрочем, описывая странные деревянные фигурки, Ф.Т. Яковлев выдвинул предположение, что им были найдены обереги и в таком качестве фигурки обычно изготавливались, после чего нашивались на праздничную или повседневную одежду местными крестьянами.

Следует указать, что в начале ХХ века в мире, а тем более в России японские фигурки Догу известны были мало или были вовсе неизвестны. Поэтому конечно сам Ф.Т. Яковлев не мог сравнить эти фигурки между собой.
Более того сегодня понятно, что волжскую фигурку сложно рассматривать и как прямой аналог Догу, поскольку последние практически не известны вне территории островов Японии. Подробный анализ данного изображения и история его изучения представлена в авторской работе «Культурологический и психологический аспект в истории самарской фигурки макааваса».

Странно, но сегодня предания о подземном или водяном народе Поволжья - Макаавасах, Ведь-авы, Ву-мурт, Вьют-воджи, Вута-ти, Маанвэки, Мааналайсы известны на много хуже чем даже еще в начале ХХ века. Важно отметить, что попытки автора привлечь внимание к выше описанным объектам представителей профессионального сообщества успехом не увенчалась. Можно констатировать, что психологически «информационное сопротивление» по данной теме не было преодолено, и соответственно интерес к этому уникальному материалу в должной мере проявлен не был. Соответственно и данная разработка своего дальнейшего развития не получила. Более того анализ литературы показывает, что несмотря на отдельные попытки изучения неучтенных культурных ценностей, как в рамках развития внутреннего туризма так и попытки разработки мифологического туристического пространства Самарского края – успехом данное направление не отмечено.

Вместе с тем автору представляется, что разработка темы неучтенного культурного наследия перспективна для развития целого ряда направлений современного познания.
Made on
Tilda